1. Коммерсантъ
  2. Газета «Коммерсантъ»
  3. Мир
  4. В Мьянме слишком много армий

В Мьянме слишком много армий

Повстанческие группировки бросили вызов власти военных

Альянс антиправительственных группировок, действующих на севере и западе Мьянмы, возобновил масштабное наступление на позиции правительственных войск. Таким образом, он отказался от достигнутого в середине декабря при посредничестве Китая перемирия. «Этнические» армии уже захватили более 200 военных объектов и несколько городов в штатах Шан, Ракхайн и Чин, граничащих с Китаем и другими государствами региона. Конфликт в Мьянме стал самым серьезным вызовом военным властям, сместившим гражданское правительство в 2021 году. Противостояние грозит превратить Мьянму в новую зону нестабильности на фоне попыток мировых держав расширить свои позиции в стратегически важном государстве Юго-Восточной Азии.

Военные Мьянмы

Фото: AFP

Повстанческие группировки Мьянмы — «Армия Аракана», «Армия национального демократического альянса Мьянмы» и «Армия национального освобождения Таанг»,— создавшие антиправительственный альянс, после передышки продолжают наступление в штатах Шан, Ракхайн и Чин, расширяя зону контроля в северных и западных регионах.

Наиболее ожесточенные бои развернулись на острове Рамри, расположенном у юго-западного побережья Мьянмы в штате Ракхайн. На острове Рамри ополченцы сумели укрепить свои позиции и захватить военные трофеи, хотя регулярная армия задействовала против них авиацию и военно-морские силы.

На прошлой неделе «Армия Аракана» заявила о том, что ей удалось отбить у военных сразу три базы в соседнем штате Чин, граничащем с Бангладеш и Индией.

В свою очередь, «Армия национального освобождения Таан» сообщила о захвате города Намсана, расположенного на севере приграничного с Китаем и Таиландом штата Шан. В этом штате, ставшем ключевым торговым и транспортным хабом на границе с Китаем, повстанцы добились наиболее серьезных успехов, на сегодняшний день взяв под свой контроль как минимум шесть стратегически важных городов.

Наступление антиправительственного альянса, в ходе которого повстанцам удалось захватить несколько крупных административных центров и более 200 военных объектов и тем самым серьезно дестабилизировать ситуацию сразу в нескольких регионах, началось 27 октября. При этом противостояние в Мьянме выявило неспособность военных властей страны, несмотря на преимущества регулярной армии в тяжелых вооружениях, подавить активность повстанцев. Успешные действия последних объясняются их высоким боевым духом, поддержкой местного населения, а также знанием местности.

Как жертвами войны с террористами в Мьянме стали крестьяне

Осознавая неспособность подавить повстанцев силовым путем, глава военной администрации Мьянмы генерал Мин Аун Хлаин, выполняющий функции премьер-министра, в начале декабря призвал их «вместо ведения террористической деятельности решать проблемы политически». В своем выступлении на заседании правительства военный лидер Мьянмы указал на то, что акции этнических «армий», которые нападают на правительственные войска, уничтожают объекты инфраструктуры, включая мосты и административные здания, а также перерезают транспортные магистрали, «только ухудшают условия жизни местного населения и вредят имиджу страны».

«Если эти вооруженные организации будут продолжать вести себя глупо, то будут страдать жители их регионов. Этим организациям следует решать свои проблемы политически, отбросив злонамеренные деструктивные действия»,— заявил лидер Мьянмы, тем самым дав понять, что власти рассчитывают достичь политических договоренностей, а не продолжать вооруженную борьбу. Генерал Хлаин также напомнил, что основой национальной идеологии и конституционного строя Мьянмы являются «целостность Союза Мьянма, нерушимость единства народов Мьянмы и суверенитет страны».

В середине декабря стороны противостояния при посредничестве Китая провели переговоры в поиске политического решения гражданского конфликта в стране. Их итогом стала договоренность о прекращении огня. «Китай рад видеть, что стороны конфликта в северной Мьянме ведут мирные переговоры и добиваются положительных результатов. Мы верим, что снижение напряженности послужит интересам всех сторон и будет способствовать поддержанию спокойствия и стабильности вдоль границы Китая и Мьянмы»,— заявила официальный представитель МИД КНР Мао Нин.

Однако перемирие не продлилось и двух недель.

Приобретающее затяжной характер противостояние ставит под удар план строительства Пекином в штате Ракхайн возле города Кьяукпью глубоководного порта для доступа в Индийский океан и создания свободной экономической зоны.

Предполагалось, что такой порт мог бы стать центральным элементом экономического коридора Китай—Мьянма — важного связующего звена интеграционной инициативы КНР «Пояс и путь» в Юго-Восточной Азии. В рамках этой инициативы планировалось строительство крупной железнодорожной ветки между китайской провинцией Юньнань и портом Кьяукпью на юго-западном побережье Мьянмы.

Вопрос о том, имеют ли события в Мьянме сугубо внутреннюю природу или они инспирированы из-за рубежа, учитывая, что в этом богатом природными ресурсами стратегически важном государстве Юго-Восточной Азии пересекаются интересы мировых держав, остается открытым.

Расположенный на севере штат Шан, ставший эпицентром противостояния повстанцев и правительственных войск, населен народностью кокан (мьянманские китайцы), проживающей в одноименной самоуправляемой зоне Кокан. В этом штате, который обладает значительной обособленностью от центра, действует масштабная организованная преступность, в том числе в области кибермошенничества (на территории этой зоны существует широкая сеть подпольных казино и мошеннических колл-центров).

Какие задачи в отношениях с военным режимом в Мьянме ставили перед собой Россия и Запад

Учитывая этнический состав приграничного с КНР штата, в ведущих западных СМИ уже появились публикации о том, что активизация повстанцев может быть связана с якобы оказываемой им поддержкой со стороны Пекина, который меняет свое отношение к военному правительству Мьянмы, разочаровавшись в его политике в приграничных районах. В Пекине, впрочем, дают понять, что целиком поддерживают военную администрацию Мьянмы и готовы развивать с ней отношения в полном объеме.

Вторым ключевым партнером Мьянмы остается Россия. Побывавший с визитом в стране в начале декабря секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев провел переговоры с лидером Мьянмы Мин Аун Хлаином, обсудив с ним вопросы сотрудничества в сфере обороны и безопасности и двусторонних торгово-экономических и культурных отношений.

Ранее глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Дмитрий Шугаев назвал Мьянму одним из ведущих партнеров России в Юго-Восточной Азии. А в ноябре эту страну посетил главком ВМФ РФ Николай Евменов.

В то время как в западных СМИ бросились искать в событиях в Мьянме «китайский след», в Москве говорят об «американском следе». «Отмечается рост напряженности по срежиссированному Вашингтоном сценарию вокруг Мьянмы, Тайваня, Корейского полуострова, обострение территориальных споров в Южно-Китайском море, а также использование Западом конфликтных ситуаций для накачки региона стратегическими вооружениями»,— заявил начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов на брифинге для иностранных военных атташе по итогам деятельности Минобороны в 2023 году.

Сергей Строкань