1. Коммерсантъ
  2. Газета «Коммерсантъ»
  3. Культура
  4. ММКФ нагородит «Огород»

ММКФ нагородит «Огород»

Фильмы конкурсных программ фестиваля

Московский международный кинофестиваль (ММКФ), открывшийся 26 августа, продолжает свою работу. О российских картинах в его конкурсных программах рассказывает Юлия Шагельман.

Деревенская жизнь в фильме «Огород» показана с юмором и без умиления

Фото: Кинокомпания «Прометей»

Два российских фильма из трех, вошедших в основной конкурс фестиваля,— «Огород» Ларисы Садиловой и «Верблюжья дуга» Виталия Суслина,— оказались очень близки друг другу и тематически, и стилистически. Обе картины напоминают советское деревенское кино, уходившее от злободневности в изображение маленьких частных жизней «маленьких людей».

Главная героиня «Огорода», почти 70-летняя Зоя (Валентина Теличкина), живет в Брянской области с младшей сестрой Эллой (как всегда, неотразимая Ольга Лапшина). Лето она проводит на садовом участке, закручивает огурцы и помидоры в банки, которые отправляет в Москву взрослым сыновьям и племяннице, зимой ездит на пару недель в пансионат для сердечников. Там у нее уже три года продолжается тихий санаторный роман с Валерой (дебютная роль в кино Юрия Кутафина, артиста курской филармонии, как и его герой). Когда тот признается, что в следующем году приедет в санаторий с женой, Зоя гордо уходит, но забыть Валеру у нее не получается, как и у него — забыть ее. Их продолжает тянуть друг к другу, и эта тоска по близости и любви озвучена песней Пахмутовой «Нежность», что, конечно, сразу заставляет вспомнить «Три тополя на Плющихе», хотя здесь финал будет более счастливым. Однако основным содержанием фильма становится не любовная история, а само провинциальное житье-бытье с его плацкартными вагонами, электричками, случайными в них попутчиками, деревенскими свадьбами, цветастыми покрывалами на мягкой мебели и сериалом «Зрячая» по телевизору (уморительная пародия на сериал «Слепая»). Все это, как и в других работах Садиловой, показано добродушно и с юмором, но при этом без народнического умиления.

Как и герои «Огорода», пожилой сапожник Игорь (Александр Карнаушкин) из «Верблюжьей дуги» часто витает в облаках. Он то и дело уходит в себя, вспоминая собственное детство и записывая эти воспоминания в тетрадку. Услышав от товарища (Михаил Мальцев) библейскую историю об исходе евреев из Египта, Игорь загорается мечтой повидать «волшебное» Красное море, однако на пути к мечте ему приходится преодолевать множество препятствий, начиная со скепсиса жены (Татьяна Алтынник) и взрослого сына (Дмитрий Исаев) по отношению к его идеям. Как и Садилова, Суслин относится к своим персонажам с искренней симпатией, но соблюсти баланс между мастерством и задушевностью ему удается хуже.

В новой программе ММКФ «Русские премьеры» таких пасторалей, как в основном конкурсе, пока не встречается — здесь заняты экзистенциальными вопросами. «Похожий человек» Семена Серзина — вторая его экранизация пьесы Дмитрия Данилова после «Человека из Подольска» (даже ее оригинальное название «Свидетельские показания» изменено так, что картины кажутся дилогией). Безымянный следователь, которого играет сам режиссер, выясняет обстоятельства смерти некоего Саши Иванова, выпавшего из окна. Вроде бы дело ясное — самоубийство, но детектив упорно расспрашивает знакомых и коллег покойного, каким же он был. Показания, естественно, расходятся, кто-то помнит Сашу отличным парнем, кто-то — унылым жлобом, но самый частый ответ: «Ничего не могу о нем сказать». Постепенно становится понятно, что следователь — это сам Саша, а сбор показаний — его загробное путешествие в поисках смысла собственной жизни. Итог, увы, неутешительный: по обе стороны могилы все существование сводится к бесконечной скуке.

Еще один театральный режиссер в «русском» конкурсе — худрук Александринки Валерий Фокин, вернувшийся в кино после двадцатилетнего перерыва с фильмом «Петрополис» по сценарию своего сына. Это фантастическая антиутопия с обертонами теории заговоров. Ученый Владимир Огнев (Антон Шагин), которого родители в детстве увезли в США, выясняет, что весь мировой порядок контролируется инопланетянами, чьи корабли зависли над Майами, Токио, Мельбурном и Санкт-Петербургом. ООН и правительства ведущих стран находятся с ними в контакте, но от людей эту информацию, разумеется, скрывают, о чем нас всех предупреждали еще в «Секретных материалах». Однако ни саспенса, как в этом сериале, ни «умной фантастики» в духе Вильнёва и Нолана в нарочито театральной, замедленной и поверхностно-философской картине Фокина нет. Скорее все та же скука, всеобъемлющая и неизбывная.