1. Коммерсантъ
  2. Газета «Коммерсантъ»
  3. Бизнес
  4. Из санкций разгорится пламя

Из санкций разгорится пламя

Евгений Зайнуллин о возможном возобновлении конфликта акционеров «Норникеля»

Санкции Великобритании в отношении Владимира Потанина могут раздуть притихшие в последнее время споры ключевых акционеров «Норникеля» — «Интерроса» и «Русала». Принадлежащий Владимиру Потанину «Интеррос» владеет 36% «Норникеля», а сам бизнесмен его возглавляет. Попадание в санкционный список создает серьезный формальный повод для того, чтобы заставить Владимира Потанина покинуть пост президента «Норникеля». Так, в конце концов, уже сделали многие крупные российские бизнесмены, оказавшиеся в подобной ситуации,— например, Вагит Алекперов. В результате господин Потанин утратит часть рычагов управления «Норникелем», а судьба истекающего в конце года акционерного соглашения «Интерроса», «Русала» и Crispian Романа Абрамовича станет еще менее определенной.

Евгений Зайнуллин

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Пока неясно, означает ли попадание Владимира Потанина под британские санкции, что теперь под ними находится и сам «Норникель». Как рассказывают мои источники, 30 июня состоялась неформальная встреча членов совета директоров компании, на которой обсуждались возможные последствия санкций против господина Потанина для бизнеса «Норникеля». При этом вопрос о его отставке якобы не поднимался.

Каковы могут быть позиции основных акционеров? «Русал», доля которого в капитале «Норникеля» составляет 26,25%, имеет богатый опыт работы с санкциями. В 2018 году компания и ее на тот момент основной акционер Олег Дерипаска попали в SDN-лист США. Господин Дерипаска ценой отказа от контроля над своими основными активами смог вывести их из-под санкций, но не себя лично. Фактически в этот момент длительная борьба Олега Дерипаски за контроль над «Норникелем» завершилась, поскольку ее невозможно было продолжать в статусе санкционного лица. Владимир Потанин в октябре 2018 года называл господина Дерипаску «травмированным соперником». Теперь стороны в некотором смысле поменялись ролями. Вероятно, «Русал» будет настаивать, чтобы Владимир Потанин сделал все, чтобы бизнес «Норникеля» не пострадал от санкций. То есть ушел в отставку.

Сам же Владимир Потанин вряд ли захочет менять текущее положение вещей. Во-первых, британский черный список — это далеко не SDN-лист, а во-вторых, ключевая роль «Норникеля» на рынке цветных металлов сама по себе может быть для бизнесмена защитой от более чувствительных персональных санкций США и Евросоюза. Ведь потенциальные ограничительные меры, если они коснутся «Норникеля», вызовут мощный рост цен на палладий, от которого зависит американский и европейский автопром.

Судя по всему, нам еще предстоит увидеть, как фактор санкций будет оказывать все большее влияние на развитие корпоративных конфликтов. И это касается не только «Норникеля», но и других частных компаний, где еще остались акционеры, не попавшие под ограничительные меры Запада.